Истории о питомцах №5: Борька-кабан из армии вернулся.

Рассказ повествует об уникальном случае воспитания и жизни дикого кабанчика среди людей.

Когда житель удмуртской деревни Качкашур Сергей Орлов впервые принес маленького Борьку в дом, отец удивился:

— Это кто такой полосатый?

Оказалось – кабанчик.

— Сын его в конце июля возле автозаправки в Никольске подобрал, — вспоминает Петр Александрович. – То ли малыш потерялся, то ли мамку браконьеры подстрелили, вот он с голодухи и вышел к людям из лесу – не знаю. Только был он крошечный, худющий, еле на ножках держался, думали, не выживет, помрет. Орловы окружили найденыша заботой, поили молоком из соски, играли, выгуливали, словом, нянчились, как с маленьким дитем. И Борька пошел на поправку. Нашел общий язык с хозяйскими курами, кошками и даже старым цепным псом Бимкой. Но больше всего привязался к Петру Александровичу.

— Борька у нас совсем ручной, – смеется хозяин. — Куда я, туда и он. Бежит следом, как собачонка, хвостиком помахивает, ко всем ластится.

— Не кусается?

— Да нет, он ласковый. А вот то что собаки деревенские ему проходу не дают – это верно. Так и норовят цапнуть за ногу. Но Борька себя в обиду не дает, шуганет того, кто помельче, они все и разбегаются.

— А не боитесь, что он в лес убежит?

— Не-е, он от меня ни на шаг. Да и что ему в лесу-то делать, он там не выживет.

Кормят Борьку, как обычного поросенка – зерном с мукой. За раз он может умять десятилитровое ведро похлебки. Пасть у кабана ого-го. Но это только с виду Борька страшный, на самом деле он добряк и шалун каких поискать. Хлебом не корми – дай поиграть. Любимое развлечение — гонять по двору пустое пластмассовое ведерко.

Вот и сейчас, завидев в руках хозяина «игрушку», Борюсик блеснул коричневым хитрым глазом, удовлетворенно хрюкнул, взбрыкнул, и поддев ведро пятачком, отфутболил его в сугроб. Бросил на гостей шкодливый взгляд, незаметно подкрался сзади к Орлову – старшему, и, боднув его под пятую точку, со всех ног помчался на улицу. Только копытца по снегу скрип-скрип-скрип.

— Борик, айда ко мне! Вот дурной! Ну ничего, сейчас вернется.

Через минуту свинтус и впрямь заскочил обратно. Мимоходом почесался о калитку, шикнул на кота, попробовал на вкус мои ботинки, огляделся, где бы еще поозорничать, и с разбегу зарылся носом в кучу сена. Бедовый.

— Борька, айда поцелуемся! – смеется Петр Александрович.

Кабанчик с готовностью ткнулся мокрым пятаком в небритую щеку, и неожиданно вильнув задом, сбил хозяина с ног. Ухватил за валенок, скачет рядом, резвится, на морде довольная ухмылка – шалость удалась!

— Ах ты, баловник! Вот я ужо тебя, — незлобно грозит Орлов, подымаясь.

— Хр-хр, — трясет лохматой башкой Борька.

Качкашурцы в Борьке души не чают и в шутку называют шашлыком. Хотя вряд ли кому-нибудь в голову придет лепить из этого непоседы пельмени – уж больно потешный.

— Охотники просили – продай, — говорит Петр Александрович. — Хорошую цену за него предлагали, но я не согласился. Ясно ведь зачем им кабан нужен – в качестве мишени. А мне Борьку жалко. Пусть живет.

Зато рыбакам Бориска первый друг и товарищ. Магазинные пластмассовые кивки супротив кабаньей щетины – тьфу! Вот и пользуют рыболовы жесткую шерстку с загривка почем зря.

Пока мы беседуем с Петром Александровичем, его подопечный вновь выскакивает на улицу, и как угорелый носится взад вперед.

Соседские барбосы тут же поднимают лай.

— Гау – гау! — хрипло отвечает им Борька и со всего маху ныряет в сугроб. Выскочил, отряхнулся и снова: – Гау — гау!

Ну и ну! Первый раз слышу, чтобы кабаны гавкали.

— Видимо у собак и научился, — шутит хозяин.

— Невесту-то Борьке где искать будете? Среди местных свинок?

— Откуда?! – машет рукой Орлов. – В Качкашуре уж давно никто свиней не держит!

Так что ходить тебе, Борька, пока в холостяках. Может, оно и к лучшему?

автор рассказа и фото:Наталия Хабибуллина

Источник: natureworld.ru