Смерть ютараптора

Но как только вожак дейнонихов припал к земле, чтобы ринуться в атаку, старшая племянница превратилась в фурию. Громко вопя, она сделала серию коротких быстрых выпадов. Два самца отскочили назад, а вожак вздрогнул и всего на мгновение отвел взгляд от Рэд.

Этого мгновения было достаточно. Рэд начала действовать. Ее длинные передние лапы резко метнулись вперед и схватили вожака. Когтем правой ноги она подцепила снизу его грудную клетку и изо всех сил лягнула.

Вожак почувствовал, как его оторвало от земли и швырнуло высоко в воздух. Он рухнул на снег и покатился на спине, сбив с ног трех своих товарищей по стае, и наконец остановился, врезавшись в дерево. Стая бросилась врассыпную. Их вожак поднялся на ноги и шатаясь побрел прочь.

Рэд глядела сверху на смятение, которое они с племянницей произвели в рядах дейнонихов. Целый час стая дейнонихов беспокойно кружила в четверти мили от гнезда. Два крупных самца приблизились к вожаку и стали оспаривать его право на лидерство в стае — позорное падение со склона лишило его уважения остальной стаи. Он попятился и удалился в хвост стаи.

Рэд старалась скрыть, что последний защитный пинок окончательно вывел ее из строя. Вся левая сторона тела была обездвижена болью, простреливающей через всю ногу. Она понимала, что больше не сможет защитить ни себя, ни свою семью — но, быть может, ей и не придется этого делать. Возможно, дейнонихи струсили окончательно.

Действительно, стая дейнонихов беспорядочно отступила за деревья.

Старшая племянница подскочила к Рэд и издала победный воинственный клич. Рэд хотелось приободриться, невзирая на боль. «Мы молодцы — мы защитили свою семью — мы прекрасно справились», — думала она.

Рэд с трудом потащилась к гнезду — она хотела разделить радость победы с сестрой.

«Ууууп-ууууп-уууп». Она проворковала радостное приветствие. Сестра не отвечала. Глаза ее были широко открыты и неподвижны. Рэд тихо просидела около нее десять минут. Грудь сестры не двигалась и глаза не мигали, даже когда большие тяжелые хлопья снега залепили ее глазные впадины.

Рэд долго не могла смириться с мыслью, что сестра мертва. Левое колено нещадно болело и дрожало, но она не замечала этого. Она ощущала лишь полную потерю сил, как будто из ее легких выкачали весь воздух и она больше не могла наполнить их. Сестра была единственным существом, для которого Рэд могла бы пожертвовать — и пожертвовала — своим благополучием и счастьем.

Она огляделась. Вокруг никого не было. Дети ушли, их след уводил вверх на холм, к пещере. Рэд не в состоянии была двинуться. Впервые в жизни внутри нее не было никакой искры, никакого желания бороться и познавать окружающий мир.

Порывы снежной бури были беспорядочны и непредсказуемы. Тело Рэд начали сотрясать мышечные судороги. Такая дрожь могла в течение часа полностью истощить ее силы. И тогда, истратив все внутренние резервы, она умерла бы от холода.

Рэд привалилась к телу сестры. Оно еще не совсем остыло, и остатки тепла несколько минут помогали ей согреться. Холод немного облегчил боль в колене. Постепенно она перестала ощущать и все остальные конечности.

Но ей все было безразлично.

Тупое, тяжелое чувство провала охватило ее. Она не просматривала свою жизнь кадр за кадром, но глубоко в подсознании чувствовала огорчение оттого, что так и не исполнила той великой задачи, которую Природа ставит перед каждой самкой ютараптора. Она потеряла своего первого самца, так и не выведя с ним потомства. Затем и второй самец покинул ее, так и не создав семьи. Теперь же она потеряла и осиротевших птенцов своей сестры.

Рэд была уверена, что у детенышей мало шансов выжить в этом опасном месте. Даже старшая племянница не была готова к самостоятельной жизни без помощи взрослых.

Голова у Рэд болела. Уши ломило от холода, и дышать было больно. Но она еще ощущала запахи. Она чувствовала запах сосен и костей сегнозавра. И еще чувствовала запах дейнонихов. Они возвращались.

автор: Роберт Беккер (Краснокожая хищница)