Смерть из моря

Птенец вопил. Зубы самца сжались чуть сильнее, но потом расслабились.
Инстинкт боролся в нем с благоразумием. Эмоции подсказывали ему: «Кусай сильнее и разделайся с ним!» Но голос разума говорил: «Брось детеныша и вырази покорность!»

Рэд испугалась за птенца. Это была ее племянница, а кровные узы были очень сильны. Но еще больше она боялась, что ее сестра разорвет самца на части.

Сестра поднялась на цыпочки, чтобы выглядеть как можно выше. Волнообразные мышечные сокращения проходили по ее телу, пока все оно не напряглось от головы до кончика хвоста.
Она издала низкий гортанный рык.

Рэд медленно приблизилась к сестре, низко наклонив голову к земле. Это было успокаивающее, умиротворяющее движение, Рэд демонстрировала сестре покорность, чтобы разрядить обстановку.
Самец глядел то на Рэд, то на ее сестру. Он застыл на месте, не в силах пошевелиться.

Внезапно сестра Рэд резко полоснула левой лапой. Рэд пошатнулась. Взглянув на свой локоть, она увидела, как там начала кровоточить свежая рана. Рэд рухнула на колени. Еще никогда, никогда сестра не била ее, даже в приступе ярости. Она просто не знала, что теперь делать.

Тут облако песка полетело Рэд в морду и засыпало ей глаза. Она усиленно заморгала. Ей были видны смазанные очертания задних лап, взметающих песок. Это ее сестра нападала на самца.

Рэд попыталась броситься ей наперерез, но песок был слишком рыхлый, и Рэд споткнулась.

Сестра наступала на самца, яростно молотя лапами. Тот бросил детеныша, который тут же убежал к морю и с шумным плеском забрел по колено в воду. Он смотрел на мать и не заметил вдалеке, там, где начинали разбиваться волны, темную массу, которая плавно скользила к берегу, вздымая поверхность воды.
Водная гладь взволновалась, когда громадное тело изменило курс и направилось прямиком к детенышу.
Самец развернулся и побежал вверх по склону дюн. Сестра Рэд попыталась преследовать его, но поскользнулась и упала на песок. Рэд бросилась между ними. Остановившись, она в панике смотрела то вверх, то вниз. Но сейчас она совершенно не знала, что предпринять. Сестра вскочила и хотела ударить Рэд, но промахнулась.

Краем глаза Рэд заметила темную тень морского чудища, скользившего к детенышу. Она издала тревожный крик, но сестра не обратила на него внимания и принялась взбираться на дюны в погоне за самцом. В следующий момент лавина песка накрыла и самца, и сестру. Они упали к подножию дюны, шипя и брызжа слюной. Четырехфутовая голова высунулась из-за гребня дюны и зарычала. За ней показались шея и плечи. И наконец массивные бедра акрокантозавра.

Рэд опять издала сигнал тревоги. Детеныш в море, увидев акрокантозавра, забежал еще дальше в воду, не подозревая, что становится как раз туда, где морскому монстру будет удобнее всего напасть на него. Теперь птенец стоял в воде по самые бедра, и волны прибоя то и дело норовили сбить его с ног.

Сестра Рэд лежала на спине, наполовину засыпанная песком. Самец акрокантозавра неуклюже сползал с гребня дюны, обрушивая вниз лавины песка. Сестра Рэд глядела то на акрокантозавра, то на самца-раптора.
Наконец она извернулась и напала на самца Рэд.

Рэд гневно вскрикнула. Этот хриплый крик означал: «Ты идиотка!»
Она схватила сестру за хвост и потащила ее вниз по склону. Нападавший акрокантозавр остановился. Все эти вопли рапторов и их распри между собой совершенно сбили его с толку. Это можно было принять за новую тактику защиты, еще не известную ему.


Самка акрокантозавра проворно пересекла дюну наискосок. Она была старше и мудрее своего партнера. Она знала рапторов и знала песок. И понимала, что между рапторами происходит драка.

Рэд мгновенно поняла, что самка акрокантозавра представляет реальную угрозу ее сестре и самцу. Между тем гигантская морская рептилия подплывала к детенышу все ближе.
Одну страшную секунду Рэд была уверена, что сейчас потеряет и самца, и сестру, и племянницу.
Но тут ее осенило. Мозг соединил вместе две вещи.

Рэд напала на самку акрокантозавра, крича что было сил. Она прошмыгнула мимо лязгавшей зубами морды. Пасть, полная громадных зубов цвета слоновой кости, зазубренных, как пила, захлопнулась в нескольких сантиметрах от шкуры Рэд.

Рэд развернулась и нанесла удар. Ее указательный палец оставил неглубокий, но болезненный порез на верхней губе самки. Та сильно заморгала. Она посмотрела на самца-раптора и на сестру Рэд, которые, шипя друг на друга, отступали влево. Потом оглянулась на Рэд, которая с громкими криками побежала в сторону моря, и бросилась вслед за ней. «Я загнала ее в угол — позади нее море», — думала самка. Она быстро догоняла Рэд.

Та с шумом и брызгами забежала в соленую воду.
Вот ты и попалась — я-то могу зайти в воду дальше, чем ты! Мозг самки акрокантозавра послал к ногам сигналы уверенности.

Рэд повернулась и побежала по воде вдоль берега. Она пронеслась мимо застывшей от страха племянницы и сбила ее с ног.
Самка акрокантозавра, не обращая внимания на сбитого детеныша, преследовала Рэд. Длинные, мощные голени и лодыжки акрокантозавра легко вспарывали волны.

Расстояние между Рэд и ее преследовательницей сократилось уже до нескольких ярдов. «Еще секунда — и я ударю», — подумала самка. Ее сенсорная система уже подготовила шею и челюсти для нападения.
Она изогнула шею буквой «S». Группы мышц работали одна за другой, напрягая шею, голову и торс. Весь опорно-двигательный аппарат был как взведенное оружие, готовое выстрелить — резко бросить вперед голову и защелкнуть челюсти.

Коууууууш! И вот Рэд уже сбита с ног. Ее голова ушла под воду, морда бороздила по дну, и сырой песок забился ей в ноздри.
Коуууууш! Сила прибоя накрыла ее тоннами воды, волоча и перекатывая ее тело по дну. Соленая вода залила ей глотку.

Еще пять огромных волн не давали ей зацепиться задними лапами за твердое дно.
Рэд вонзила все шесть передних когтей в клубок бурых водорослей. Потом впихнула когти одной задней лапы меж двух подводных скал.

Она силилась вытянуть шею и поднять голову как можно выше.
Ее ноздри наконец высунулись над поверхностью воды. Она выплюнула забившую ей пасть соленую тину. Правый глаз открылся у самой поверхности воды.

Брызги горячей крови окрасили волны вокруг нее. Она огляделась и ужаснулась.
Потоки ярко-красной крови струями выбивались на поверхность, словно родники. На груди акрокантозавра зияла огромная открытая рана, обнажая три сломанных ребра и растерзанные внутренности. Задняя лапа, вывихнутая в колене, билась в беспорядочных конвульсиях, шлепая по воде.

Трехметровая морда кронозавра злобно дернулась в сторону, схватила жертву за ногу и утянула ее тело под воду.

Рэд с трудом потащилась к берегу, но оглянулась. Самка акрокантозавра вновь показалась над водой, ее левое бедро и голень конвульсивно сгибались. Кронозавр переместил свои зубы на теле жертвы повыше и сомкнул гигантские челюсти на шее самки. Его правые плавники поднялись вверх, когда он нырнул влево, утаскивая за собой добычу.

Тем временем детеныш раптора выбрался на берег и бросился к песчаным дюнам. Там оба детеныша прижались к своей матери.

Самец акрокантозавра ошеломленно сидел на берегу. Он не отрываясь глядел на воду, где исчезла его подруга. Он видел, как она всплыла на поверхность в ста ярдах от берега. На этот раз ее тело было почти безжизненным. Лишь едва различимое движение исказило угол рта.

Рэд вышла из воды. Она была счастлива. И очень гордилась собой. Это была самая значительная победа над огромным хищником из всех, что ей удалось одержать до сих пор. Это посущественнее, чем задрать игуанодона. И лучше, чем стаей напасть на двадцатитонного акрокантозавра.
На этот раз она победила акрокантозавра головой, а не когтями.
Она рысью взбежала на дюну.

Самец акрокантозавра уже отступил к самому гребню. Он в последний раз на мгновение увидел свою подругу — в трехстах ярдах от берега. Тридцатитонный кронозавр быстро уносил ее труп.
Самец акрокантозавра не пострадал, но совершенно пал духом. Пораженный всем увиденным, он устало поплелся прочь.

Рэд настороженно провожала его взглядом. Она следила, как акрокантозавр уменьшался по мере удаления, пока совсем не скрылся из виду за следующей чередой дюн. Тогда она глянула вниз. Сестра звала ее. В ознаменование победы Рэд с детенышами устроила радостную оргию потираний носами и взаимных ласк. Кажется, все было в полном порядке.


Рэд резко подняла голову и принюхалась. Ее прекрасное настроение улетучилось. Она взбежала на гребень дюны и оглядела окрестности.
«Вон он!» — сказала она себе.

Она увидела своего самца в двухстах ярдах к северу и пришла в замешательство.
«Он боится? Разве он не знает, что мы победили?»

Она позвала его, но он не ответил. Она снова окликнула его. Но он уходил, рысью убегал прочь от нее.
Рэд вытянула морду вверх и издала пронзительный вопль.

Самец замер. Потом повернул голову. Наверное, он кричал в ответ, но Рэд не могла услышать его.
«Может, это не он», — подумала она.
Рэд втягивала воздух, всматривалась и опять нюхала. Никаких сомнений — это характерный особый запах ее самца.

Самец стоял неподвижно, глядя на Рэд.
«Так бывало и раньше — он вернется», — думала Рэд.

Она уловила в воздухе что-то еще — запах самки ютараптора, запах чужой стаи, расположившейся неподалеку.

Она различила далеко на севере крошечные движущиеся фигурки.
Рэд растерялась.

Она стояла и смотрела, как самец повернулся и быстро двинулся на север.
Рэд осталась на гребне дюны. Она просидела там пять часов. Его запах становился все слабее. Он не возвращался.

автор: Роберт Беккер (Краснокожая хищница)